Мариан Глушкевич. Незабываемое забытое. Чары Галицкой Руси.

Share |

Наталия Гаттас

       Время по-прежнему уходит в небытие, и память вместе с ним. Прискорбный факт: многие выдающиеся галицко-русские деятели культуры неизвестны сейчас в России и забыты в Галичине. Среди них и Мариан Глушкевич.
       Но...
       Мариан Феофилович! Сегодня 31 марта 2015 года Русь приветствует Вас. С Днем Рождения, незабвенный Вы поэт любимой Вами Галицкой Руси.... Мариан Глушкевич.

Незабываемое забытое.

       Жила-была с 1529 г. деревня Дыдёва Турчанского округа в Галичине.
       Утекало время, менялись идеи, люди, границы, политическая власть. В 1938 г. проживало в деревне 1,332 человека, которых выселили оттуда во время чистки пограничной полосы в 1940-1946 гг. Деревню сровняли с землей, и стерлась она из людской памяти и географии. Как не была.
       Осталась Дыдёва только на карте, составленной и опубликованной неутомимым Яковом Головацким в 1876 г. Называлась эта реликвия "Этнографическая карта русского народонаселения в Галичине, северовосточной Угрии и Буковине".
Но в 1870-х годах Дыдёва была еще жива. И 31 марта 1877 г. родился в этой деревне русский мальчик, названный Марианом. До 9 лет обучал его дома отец, а потом родители отвезли Мариана в немецкую гимназию во Львове.
       Учился мальчик прекрасно, говорил на галицко-русском наречии, польском и немецком.. А потом случилось там, со слов Мариана, вот что: "С шестого класса гимназии я начал знакомиться с произведениями русских классиков. В седьмом классе мне попалось в руки "Преступление и наказание" Ф.М.Достоевского; этот роман я читал не отрываясь три дня, забыв при этом совершенно об уроках и гимназии".
       Семнадцати лет поступил Мариан на юридический факультет университета во Львове, а после окончания обучения служил в разных городских судах Галицкой Руси.
       В 1899 г. в львовском журнале "Новая жизнь" появилось первое печатное произведение Мариана: стихотворение "Поэтессе". Так начал свой путь в поэзию лучший поэт Галицкой Руси - Мариан Феофилович Глушкевич.

ПОЭТЕССЕ
(А.К.)
Я их читал, те песнопения,
плоды любви, счастливых грез -
я слышал голос вдохновения -
я чуял горечь юных слез...

И из души рвалось созвучие,
вскипала леденела кровь -
и ныли отзвуки могучие
давно забытых детских снов...

       Никогда не бывший в России до 1916 г., никогда не изучавший русский язык в школе, ибо нигде в Прикарпатской Руси этот предмет не преподавался, Мариан Глушкевич всю жизнь писал стихи по-русски, поражая богатством, тонкостью и изяществом своей поэзии. Освоил Глушкевич русский литературный язык самостоятельно благодаря чтению русских книг. В автобиографии он писал: "Невыразимо люблю русский язык. Считаю, что он невиданная в мире красота и неисчерпаемое богатство. И неудивительно, ведь он - плод духа русского народа. Дух, который горит, перегорает, но не сгорает!"
       В 1903 г. вышел первый стихотворный сборник Мариана Глушкевича "Мелодии". Крайне строгий литературный критик Юлиан Яворский, сам поэт, писатель, публицист, этнограф, общественный деятель, писал в журнале "Галицко-Русская Матица" по поводу "Мелодий": "Новый поэтический сборник, новый поэт. С чистым и неопалимым пламенем в душе, с нежной и глубокой гаммой прекрасных звуков и созвучий... Да, Глушкевич поистине поэт божьей милостью. Чистейшей пробы поэт-лирик, вдумчивый и изящный, яркий и утонченный, какого серая и глухая Червонная Русь доселе еще не имела и не слышала вовсе."

Среди аллей ночных теней,
глядя на белозвездный мост,
мы вняли скрип душистых лип
и тайный сказ пугливых звезд...
Меж темных хвой туман седой,
бродя, опалом отливал,
а ручеёк волнами строк
молитву сна цветам шептал.
За мглой завес златых небес
был виден храм волшебных снов,
и жадный ум, исполнен дум,
витал на грани облаков...
И все вокруг замолкло вдруг,
лишь сердце пело песнь без слов, -
к нам в этот миг шла без вериг
святая грешница - любовь...

       Стихи Глушкевича стали печататься во многих изданиях Галицкой Руси: "Живая Мысль", "Русь", "Наука", "Галицко-Русская Матица", "Прикарпатская Русь". Некоторые его стихотворения были положены на музыку карпато-русскими композиторами.
       Вместе с поэтической известностью росла слава Глушкевича как талантливого судьи, а затем красноречивого адвоката. Он пользовался огромной популярностью у студентов. Пишет Василий Ваврик: "Высокий, стройный, интересный, жизнерадостный и энергичный молодой судья был кумиром молодежи. Увидев его, приближавшегося ровной походкой к общежитию, она приходила в восторг". Адвоката Глушкевича уважали даже враги. А на его яркие защитительные речи приходила посторонняя публика, чтобы только послушать его необыкновенные выступления.
       Женился Мариан Феофилович в 1905 г. на Александре Богдановне Дедицкой - дочери первого галицко-русского журналиста-профессионала Богдана Дедицкого. Ей и посвятил Глушкевич свой второй поэтический сборник "Собрание стихов" (Львов, 1907 г.).

Лети, лети, мой легкий стих,
Мой друг и вестник светлых дней,
Наперсник мук и грез моих,
Мой сон-пестун души моей,
Лети, лети, мой звонкий стих!...

Мой звонкий стих, лети, лети,
Родною скорбью отзовись,
Родные села посети,
До сердца милой доплеснись,
Мой нежный стих, лети, лети!...

Лети, лети, мой нежный стих,
Росой жемчужной размечись,
Разсыпься зорькой в тихий миг,
И вновь, как сон, ко мне примчись, -
Лети, лети, мой легкий стих!..

       Известный славист профессор Федор Федорович Аристов издает в 1916 г. первый том своего знаменитого труда "Карпато-русские писатели". В будущий третий том ученый включил главу о Мариане Глушкевиче. И уже набраны были 2-й и 3-й тома, но остались они в гранках из-за трагических для России событий 1917 г. Более того, Федор Федорович собирался издать полное собрание сочинений Глушкевича. Однако этого тоже не случилось...
       Третий и последний поэтический сборник Мариана Глушкевича "Символы и иллюзии" вышел в 1922 г. во Львове. Посвящен дочери Татьяне.

* * *

       В Первой Мировой войне разбилась вдребезги хрустальная мечта Подъяремной Руси воссоединиться с Великой Русью-Матерью после многовекового отторжения. Печаль и уныние поселяются в сердцах галичан, жизненные силы в упадке. Единая Русь превращается в недосягаемую Звезду.

Белая, белая,
Яблонно-цветная,
Трепетно-смелая,
Грустно приветная -
Чар световая мечта.
Сердце волнующей
Сказкою яркою,
Думой врачующей,
Тайною жаркою
Мне напоила уста
Росами тканныя
Ночи прозрачныя,
Дали туманныя,
Нивы стозлачныя
Зыбятся в вод серебре.
Львов, 1927

Над перелесками
Облачка тонкия
Рдеют завесками,
Лебедей звонкие
Всклики скользят по воде.
Взмолится истово
Светлая схимница, -
Ярче лучистого
Утра поднимется
В сердце восторг красоты.
И вдохновенная
Вьюгами грозными
Мчится нетленная
Высями звездными
Родина, Русь, это-Ты!...

Наташа Гаттас

* * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * *

Мариан Глушкевич.

ИДУ К ТЕБЕ

У всего сущего свой час. И является неявленное, и открываются стародавние тайны, уставшие от пыли времени, от невидимой жизни по иную сторону. И забываемое прошлое тихо входит в настоящее, а настоящее неизбежно стремится в будущее, становясь прошлым в свой черед. И недаром говорят, что времени нет, но есть неостановимый поток жизни, и в какой-то момент бьет урочный час. Почему-то...

Пробил час, и в очередной раз взяла я в руки книжечку Василия Ваврика (1889-1970) "Краткий очерк галицко-русской письменности". И почему-то на сей раз задержалась на биографии Мариана Глушкевича: доктор юридических наук, судья, адвокат, общественный деятель, поэт-лирик. Ничего себе сочетание. Правда, русский мир так богат разнородными талантами: Ломоносов, Пушкин, Лермонтов, Бородин, Гончаров, Адмирал Ушаков - несть числа. А теперь вот - Мариан Глушкевич.

Открываю Интернет: Мариан Феофилович Глушкевич (1877-1935), повторение статьи Ваврика, а в конце стих:
Приди ко мне в полночный час,
когда в величии суровом,
под тихой ночи звездным кровом
утонет в грезах старый вяз, -
в тот тихий час с тоской в груди
приди ко мне, приди, приди...

Уже поздно, спать пора. Но какой сон! Летела я под звездами к старому вязу в грезах в полночный час, где ждал Он..

Утром - стрелой в главную городскую библиотеку. Где стихи? Да, есть два сборника в разных штатах. Можно заказать, пришлют. Ах, горькое терзание: ждать и догонять. Дождалась. Забыв дышать открываю "Сборник стихов" 1907 г.  Вмиг - копию. Читаю, живу в стихии тончайшей поэзии...

Я ждал тебя под вечер вешний,
В саду, где яблони цвели,
Где белым роем цвет черешни
Кружился в золотой пыли...

И снова - урочный час: в руках еще один сборник "Символы и иллюзии", 1922 г. И опять забываю дышать: книга неразрезанная, т.е. с 1922 г. здесь я - первая читательница. Вот как иногда бьют часы - тут через 91 год. Хотя рецензии на сборник в Галичине были.

С ленивым гулом катит время
громады волн во тьму пустынь...

Но....остается ненайденным третий сборник стихов. Лечу в Россию. Из Внуково - прямо в Румянцевскую библиотеку. С багажом.

Мой родной город хранил для меня немыслимый подарок: третий сборник Глушкевича "Мелодии", 1903 г. Да не простой, а золотой: с дарственной надписью рукой самого поэта. Время перестает быть, расстояния тоже,  едина с "Мелодиями", сливаюсь с неземной красотой:

Я видел: в отблеске румяном
закат весенний угасал,
восток подернулся туманом,
на землю тихий сон слетал....

Книжечка тоненькая, скоро кончается, возвращаюсь к началу еще и еще раз....

Овеян сном очарованья,
молился я на образ твой,
и светлых мыслей упованья
царили в выси неземной....

В стихах Мариана Глушкевича моменты экстатического счастья чередуются с печалью,  ощущением забытости и ненужности, и все это неотъемлемая часть жизненных переживаний, где воедино покой, грусть, чудо новизны, полыхающая страсть-любовь, заоблачный мир, непознаваемое и недостижимое нечто, воспоминания о невозвратимых утратах, упованье....Тончайшие ускользающие чувства и видения передаются чарующим Словом. Язык Глушкевича прекрасен, слова его - зов в нездешнюю красоту, туда, где слышны звуки Небес....

И еще одно жемчужное сведение - называли Глушкевича Галицким Лермонтовым: тоска и одиночество охватывали его, судя по стихам, достаточно часто:

Я устал. Мне ненавистен
Мутный бред людских страстей.
Я устал от ложных истин,
От врагов и от друзей.

* * *

Итак, я обладательница, пусть в копиях, всех трех книг стихов замечательного карпаторусского поэта из Галицкой Руси (Червоной Руси) Мариана Феофиловича Глушкевича. Но, к великой моей грусти, нет ни в одном сборнике ни предисловия, ни послесловия. О бытии Глушкевича известнокрайне мало. 

Из посвящения к изданию 1907 г. узнаем имя его жены: Александра. Ваврик сообщает нам, что она была дочерью Богдана Дедицкого - первого профессионального журналиста Галичины. "Символы и иллюзии" посвящены дочери Татьяне. Стих "В снежной дымке деревушка" увозит нас к матушке-старушке поэта. Но деревня остается без названия. Был брат, рано ушедший из жизни (не позже 1903 г.)...

Федор Федорович Аристов пишет, что родился Мариан Глушкевич в семье священника, 9 лет был отдан в немецкую гимназию. Прибавим сюда еще крохи сведений Ваврика: в 1915 году Мариан Глушкевич был принят в Братство Ставропигийского Института в один день с Богданом Феофиловичем Глушкевичем. Редкое отчество позволяет предположить, что это был брат - доктор философии, тоже писавший стихи, публиковавшиеся, в частности, в "Галицко-Русской Матице".

Во время пребывания Русской армии в Перемышле в 1914-1915 гг. Глушкевич был городским головой. Отступил вместе с армией, оказался в Ростове-на-Дону, где стал директором банка. Там же в 1917 г. издал брошюру "Взгляд на прошлое, настоящее и будущее Прикарпатской Руси".

Есть еще у Ваврика короткое упоминание о Глушкевиче: в 1929 г. поэт написал стихотворение в честь выдающегося карпаторусского ученого-археолога Исидора Шараневича и отослал его Федору Аристову.

* * *

Что делал и как был Мариан Глушкевич до 17 июня 1935 года, когда перестал жить, и почему так рано  покинул нашу землю, пока неизвестно. Упокоился он в Братской могиле русских журналистов на Дычаковском кладбище во Львове. Книги его не переиздавались, имя и деятельность его засыпаются прахом забвения. Но...

Снова бьет урочный час, и я не дам изчезнуть его имени и волшебной поэзии во тьме пустынь...

Мариан, приди ко мне в настоящее будущее,
Приди ко мне в будущее настоящее,
Я жду тебя в глухую полночь зимой
И в золотую осень,
И когда летит черешневый карпатский цвет -
И всегда....

Наташа Гаттас

* * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * *

Мариан Феофилович Глушкевич (31 марта 1877 - 17 июля 1935, Львов) - галицко-русский общественный деятель и русский поэт.

Поддерживал так называемый новый курс Владимира Дудыкевича, идеологией которого было достижение национально-культурного единства русского народа в его трёх ветвях (великороссы, малороссы и белорусы). В 1912-1914 годах во время процесса над галицко-русскими православными священниками выступал как защитник одного из них - Семёна Бендасюка.

В 1915 году вместе с отступающей русской армией покинул Галицию, жил в Киеве, Ростове-на-Дону, после революции вернулся в Галицию, будучи доктором юридических наук, служил адвокатом, судьёй. Был женат на дочери галицко-русского общественного деятеля Богдана Дедицкого .

Похоронен во Львове на Лычаковском кладбище в Братской могиле галицко-русских журналистов.

Мариан Глушкевич опубликовал три сборника стихотворений: «Мелодии» (1903), «Собрание стихов» (1907), «Символы и иллюзии» (1922). В своих стихах Глушкевич выступал как поэт-лирик, продолжатель традиции русской лирической школы (Юлиан Яворский сравнивал его поэтику с поэтикой Фета).

И вот, спустя 92 года появилась 4я книга Глушкевича - известная меценатка Наташа Гаттас опубликовала в своем интернет-издании редкие произведения Мариана Глушкевича под общим названием "Чары Галицкой Руси." Помогал ей в этом издатель и дизайнер Сергей Стафеев.

Особенно приятно любителям русского слова и истории будет узнать, что книгу можно получить бесплатно, немедленно, здесь - скачивайте, пожалуйста!




Украинский портАл

Bestseller - лучшая литература современности!

Израильский портал НАРОД

Единая Русь

Rambler's Top100


Голосование
Выборы Лауреатов 2017

Олег Махнёв
Ира Мадрига
Ира Ковалева
Вал.Разгулов
Ген.Лукиныхь
Мари.Лявинец
Алекс.Хуст
*Юрий Томан
*М.Митровка
*М.Чикивдя