Владимир Перевалов и его детективы.

Биография
По эту сторону границы
Кровавый киднеппинг
Киллера брать живым
Фальшивомонетчики
Акседент со смертельным исходом

Владимир Перевалов (Владимир Юрьевич Дудаш, 23.10.1946, с. Загатье Иршавского района Закарпатской обл.), русинский и русский писатель. Учился в школе, техникуме, Бакинском общевойсковом училище и 25 лет прослужил в ВС СССР от Ужгорода до Камчатки. Уволился в звании подполковника, заместителя командира полка. Живет в Белгороде-Днестровском. Член литературной студии «Днестровские родники» и Ассоциации литераторов Бессарабии «Буджак». Писать и печататься в СМИ начал в 1997 г. Опубликовал более шестидесяти очерков, рассказов, стихов и отрывков из повестей как в журналах, так и в областной и местной прессе. Автор серии милицейских детективов на русском языке о неподкупном ужгородском опере «угро» Иване Васильевиче Кашае - романы «Акседент со смертельным исходом», «Киллера брать живым», «Монастырское золото», «Кровавый киднеппинг», «Заколдованное ожерелье» и «По эту сторону границы». Лауреат III-го Международного литературного конкурса "Границы Содружества- мужество, честь и отвага", финалист литературных конкурсов "Евроформат 2008, 2009". ...

Владимир Перевалов

По эту сторону границы.

ПО ЭТУ СТОРОНУ ГРАНИЦЫ (ТАМОЖНЯ)

Ближе к вечеру погода резко стала меняться. Уже к четырем часам после обеда откуда-то из-за верхушек Карпат ветер нагнал тучи. Сбиваясь в одну общую кучу они, от избытка влаги, становились все темнее и темнее. Зацепившись своими крыльями за верхушки гор, провисшей серединой, напоминали опрокинутый купол цирка. Казалось еще мгновение и этот в избытке наполненный влагой купол не выдержит многотонного веса, и ливень всей своей мощью согласно закону Архимеда устремится на грешную землю.
Выйдя во двор, Байрамов оценивающим взглядом осмотрел небо, закивал головой и, причмокнув для чего-то вдобавок языком, направился к воротам гаража.
- И надо же было этому Дозию просить о встрече именно сегодня, - подумал он, открывая гараж.
В чреве капитально обустроенного и отапливаемого гаража стояли две легковушки. "Жигули" шестой модели и престижная, с затемненными стеклами, "Мазда".
Байрамов назначил Теодозию встречу на шесть часов вечера. Встреча должна была состояться в районе парка имени Горького. До назначенного срока оставалось больше часа. Байрамов всегда на встречу приезжал не менее чем за час. Нужно и местность осмотреть, проследить, нет ли "хвоста" да и оценить по внешнему виду собеседника - многое значит. Береженного, как говорится, Бог бережет. Тем более что этот Дозя никогда не внушал ему доверия.
Ходили слухи, что он вместе со своими родителями появился в областном центре сразу, как только на выборную должность. Первого секретаря обкома партии был "назначен" представитель соседней области. Некто то ли поляк, то ли польских кровей. За годы своего партийного правления он многих своих знакомых и близких перетянул к себе. Назначил на ведущие партийные и хозяйственные должности в областном центре и, естественно, обеспечил приличным жильем. Отец Теодозия, в свое время был не мелкой сошкой, а благодаря своей драгоценной половине состоявшей в каких-то дальних родственных отношениях с женой первого человека в области, занимал ответственную партийную должность. Но как говорится всякому началу даже и очень хорошему приходит конец. После освобождения. Первого от занимаемой должности эра отца Теодозия сама по себе закончилась. Вместе с ней закончились и привилегии, существовавшие тогда у коммунистов-начальников. Еженедельные продовольственные пайки с деликатесами для "нищих", "Березками" и "Торгсинами" для избранных. Теодозию пришлось изрядно вертеться, чтобы, хотя бы приблизительно к былым временам, удовлетворять растущие потребности своей семьи.
Еще в Горбачевские времена в свои неполных двадцать пять лет, благодаря связям предка он, занимался сбытом приобретенных за бесценок в соседнем государстве легковых машин. Но развернулся он по настоящему только после развала Союза. Был жадным на казначейские билеты заморской страны. На этой почве и попал в лапы хозяина.
Байрамов выгнал из гаража "шестерку". Это была еще одна из заповедей Байрамова: на встречах не "светиться" и лишний раз не мозолить глаза. Он всегда убеждался, что лишние приключения на задницу ни к чему хорошему не приведут.
В конце улицы Шумной он, предварительно включив правый поворот, направил свою "шоху" в аппендицит частной заправочной станции. Машин на заправке не было, и через лобовое стекло открывалась панорама парка. Где-то там в глубине панорамы угадывались и открытый бассейн, и дорога упирающаяся в мост через речку Уж.
Заглушив двигатель Байрамов, открыв люк, щелчком выбил из пачки "Мальборо" сигарету и закурил. Место было выбрано удачно. В этих вопросах он был дока. Небольшая площадка для парковки автотранспорта своей тыльной стороной прикрывалась невысокой насыпью, за которой начинался парк отдыха. Справа площадка упиралась в забор и здание теннисных кортов, а слева и спереди площадку как бы охраняли дорожное полотно и кособокий перекресток на четыре направления. От стоящей у заправки "шохи", до площадки, на которой была назначена встреча, по прямой было не больше пятидесяти метров. Теодозий мог появиться, откуда угодно, но вероятнее всего со стороны моста. Там, за мостом, недалеко от здания венгерской средней школы утопающие в зелени на приличном земельном участке стояли его хоромы.
Теодозий вообще любил шик. Видимо у него еще от родителей и тех, старых времен осталось такое себе маленькое показушное хобби. Был он, а Байрамов это знал точно, на короткой ноге и с ментами, и с кланом местного воровского авторитета вытесненного кавказцами из областного центра во второй по величине город области.
Через несколько минут внимательно осмотра места встречи в памяти Байрамова четко зафиксировались все недвижимые объекты местности в радиусе досягаемости невооруженным глазом.
Сам Байрамов появился в области сразу после выхода Горбачева на международную арену. Когда в дикой спешке (кабы кто не передумал) выводились неизвестно куда Союзные войска из всех европейских групп войск сразу. При чем в одностороннем порядке. Когда в Европе собственность огромного государства продавалась за копейки и когда как грибы, росли свои доморощенные бизнесмены, Байрамов еще тогда сообразил, что приграничная область это то место, где можно быстро сколотить капитал.
Сняв квартиру на окраине областного центра, он стал одним из миллионов челноков поставлявших в Союз товары далеко не лучшего качества, хотя в очень красивой упаковке. Сколотив небольшой капитал, он, вместе с еще одним таким же "челноком" только местного "пошива", занялся более прибыльным делом. Вывозили в соседнее государство сигареты (по несколько десятков блоков) и водку. Там это добро покупали на ура. Выручка перекрывала и транспортные расходы, и стоимость товара, и стоимость "ваучера", и даже обязательный сбор, производимый водителями автобусов.
Так продолжалось довольно долго. Несколько лет. Но как гласит народная мудрость и неписаный закон бизнеса: по доходам и расходы. Денежное дело засасывало. Торговля на рынке, работавшем три дня в неделю на территории стадиона ширпотребом, доставленным из-за бугра, не перекрывала все возрастающие расходы Байрамова. И вот, в начале девяностых скооперировавшись с таким же, как и он "великим бизнесменом", они решили ударить по крупному. Благо было налажено регулярное автобусное сообщение между приграничной областью и ближайшими городами соседних государств. Взяв в долю водителя одного из таких рейсовых автобусов, они приобрели большую партию приличных табачных изделий и вывезли ее на ближайший заграничный рынок. Там этот товар сдали оптом знакомым, таким же, как и они "великим бизнесменам" только уже иностранного "пошива". Процесс перевоза большой партии сигарет через границу был до обидного простым. Водитель автобуса знал не только все укромные места своего самоходного сарая, но и был на короткой ноге с некоторыми таможенниками, в обязанность которых входил доскональный досмотр транспорта и груза. Знакомые таможенники в свою очередь были денежными узами связаны со своими коллегами на той стороне. Вот по таким ручейкам и вытекало богатство страны. У мелких бизнесменов - мелкие ручейки, а у крупных, прикрытых чиновниками из государственного аппарата, - крупные. И уже не ручейки, целые реки работали на отдельных шустреньких представителей Центра. Так называемых слуг народа.
Все шло хорошо. Оптовый бизнес давал и оптовые, в приличных размерах, доходы. Но в один прекрасный день, а если точнее, то в одну прекрасную ночь на одном из пограничных переездов в остановившийся для таможенного досмотра автобус, в котором Байрамов и иже с ним перевозили свой, естественно, незадекларированный груз, вошли незнакомый таможенник и офицер СБУ. Оперативный работник СБУ в своей работе тоже был дока, а по сему в течение сорока минут вся обшивка укромных мест автобуса была снята, и взору официальных властей предстали аккуратно уложенные блоки сигарет. Естественно, вся эта процедура была тут же зафиксирована протоколом. Не помогли ни уговоры, ни обещания хорошей благодарности. Офицер СБУ был непреклонен. Видимо, в этой организации еще оставались верные своему долгу и Родине хоть и нищие люди.
Товар, как говорится, был изъят, а за контрабанду полагалось отвечать по закону. Байрамову улыбалось провести несколько лет в заключении. Такая перспектива его не прельщала. И все свершилось бы, как и предписывал Закон, но тут произошло чудо.
На протяжении последних нескольких лет, он постоянно возвращался к тому периоду своей деятельности и все больше и больше склонялся к мысли, что это было совсем не чудо. О том, как он залетел с сигаретами, знали все земляки - закавказцы обитавшие в городе. Все они друг друга знали, крепко держались друг за друга и помогали друг другу. Но помочь Байрамову в этом деле не могли. А все же помощь пришла. И пришла случайно, хотя тоже от земляка. Только спустя какое-то время, когда табачное дело было закрыто, он узнал, что Саид Кирханов, его спаситель, самый настоящий "вор в законе". И что короновался он всего за несколько недель до встречи с ним. Оказывается, Саид через свою братву вышел на самый "верх". Во сколько это ему обошлось, Байрамов мог только догадываться. С тех пор, он добросовестно работал на Саида. Долг, как говорится, платежом красен.
Кирханов в областном центре здорово развернулся. Конечно, Байрамов всего не знал, но и то, что было ему известно, поражало своими масштабами. Сеть магазинов, баров, кафе, база отдыха в лесу неподалеку от областного центра превращенная в личный особняк и самое главное, на Саида работали мини-заводы по производству "Русской", "Московской", и "Столичной" водки, размещенные на территории соседнего государства. Для решения своих вопросов Саид частенько выезжал за бугор. Хотя в приграничную область он приезжал от случая к случаю, а за последнее время всего пару раз в году, документы на выезд за бугор он имел настоящие. Были бы деньги, купить любую ксиву не составляло большого труда. Всякий раз приезжая в область, Саид останавливался в апартаментах базы отдыха документально приватизированной на подставное лицо. В такие дни Байрамов выкладывался до ручки. Саид любил шикарно отдохнуть.
Хотя Байрамов мысленно и увлекся воспоминаниями глаза его работали по заданной программе и как только в поле зрения появился "Мерседес" Теодозия, глаза сразу выдали информацию на гора. То есть - в черепную коробку. Внимательно наблюдая за действиями Дозия, Байрамов ни на секунду не упускал из виду всей панорамы местности. Ни одна машина после парковки "Мерса" в радиусе видимости не остановилась. Не обнаружил он и подозрительных личностей из так называемой "наружки", спецслужб компетентных органов. Да и по внешним признакам этот Дозя вел себя как всегда.-
Подождав еще не много, Байрамов открыл дверку и вышел из салона собственной "шохи". Дождь как будто висел в воздухе в буквальном смысле этого слова.
- Минут через десять-пятнадцать тучи не выдержат и лопнут, - подумал он, закрывая "Жигули" и направляясь через дорогу к "Мерседесу" Теодозия.- Дозя! Что случилось? Зачем такая спешка? - спросил он, усаживаясь на заднее сидение "Мерса".
Даже к знакомым и очень знакомым, он никогда не садился рядом с водителем.
- Спешка не спешка, но я сегодня только что приехал оттуда, - показывая пальцем в сторону границы, сказал Теодозий. - Там просили передать, что завтра заканчивается погрузка вагонов. На послезавтра на ночь нужно подготовить на границе "окно". - Это будет самая большая партия, - обидевшись на слово "Дозя" продолжил недовольно он, передавая Байрамову бумажку с номерами вагонов.
Умышленное обрезание своего имени было для него как серпом по причиндалам.
- Ну и ладненько. И "окно" организуем, и по цепочке передадим, чтобы на складах приготовились, - чуть поразмыслив, ответил Байрамов. - А как твои успехи?
- Какие к черту успехи? Хоть бы свое взять. На хорошую тачку покупателей мало, а таких как я развелось много. Вот и вертишься как вошь на гребешке, - ответил Теодозий.
- Что так!? Разве за бугром перестали тачки воровать? Ваш брат только на этом бабки и заколачивает.
- А то ты не знаешь, что учудил главный мент области?
- Москалев? Слышал, слышал. Здорово он вам крылышки подрезал, - ехидно ответил Байрамов.
Уже несколько недель в городе, да и не только в городе, обрастая всякими домыслами, ходили слухи о бурной деятельности нового начальника внутренних дел области генерала Москалева. И ментов своих прищучил, и на границе порядок с ворованными тачками навел.
Рассказывали, Что в первую неделю своего правления генерал по гражданке со своим знакомым на его "Жигулях" проехал всю область. Лично проверил работу своих постовиков ГАИ на трассе. Видимо крепко они его достали, потому что за одну поездку из органов было уволено приличное количество мздоимцев. Обнаглела ментура за последнее время. Чуть что - выкладывай наличность, да еще и не малую. Иначе нос воротят и разные причины ищут. А то замаскируются на местности и радаром ловят. Во ироды. Чуть немного с гаишниками утихло, Москалев за другое взялся. Установил на границе пост, оборудовал его компьютером и, по договоренности с заграничными ментами, проверяет все номерные агрегаты пересекающих границу легковушек. За один день около двадцати из них оказались ворованными и тут же попали на городскую штрафплощадку. Шума было на весь бывший Союз. Все кто гонял из-за бугра ворованные тачки через эту область - сели на мель. Говорили, что по ту сторону границы целая вереница таких машин стояла на трассе. А ведь и угрожали ему, и требовали убрать пост на границе, а он ни в какую. Наверное, сам Министр дал ему на это добро. А может даже и сам Президент.
- Там еще просили сырье готовить. Оно у них на исходе, - возобновил разговор Теодозий.
- И это дело поправимое, - доставая кошелек, ответил Байрамов.
Такса была установлена хозяином. Тут Байрамов ничего не терял. Пятьдесят баксов за каждое сообщение. Сегодня их было два. О скорой отправке вагонов и о потребности в сыре. Байрамов вытащил сотенную и положил ее на переднее сидение.
- Дозя! Ты подвези меня к центру. Я скажу, где остановиться.
Теодозий на свое обрезанное имя измаракался как будто червяка проглотил. Включив зажигание, он плавно выехал на кособокий перекресток.
Не доезжая до здания городской бани Байрамов, попросил его остановиться ....>>>

 

Владимир Перевалов




Украинский портАл

Bestseller - лучшая литература современности!

Израильский портал НАРОД

Единая Русь

Rambler's Top100


Голосование
Выборы Лауреатов 2017

Олег Махнёв
Ира Мадрига
Ира Ковалева
Вал.Разгулов
Ген.Лукиныхь
Мари.Лявинец
Алекс.Хуст
*Юрий Томан
*М.Митровка
*М.Чикивдя